» » Интервью Андрея Разина

Интервью Андрея Разина

Интервью Андрея РазинаАндрей Разин: «У меня получился самый грамотный проект в истории мировой шоу-индустрии»

 

Беседовал Ильдар Нуриев

 

Появление в конце 80-х проекта под названием Ласковый май произвело эффект разорвавшейся бомбы. Никогда до этого на эстраду не выходил столь вызывающе спорный коллектив, ломающий все шаблоны и традиции советского шоу-бизнеса. И по сей день не утихают ожесточенные споры о вредоносном влиянии группы на российскую культуру. «Русский продюсер» встретился с создателем и продюсером самого успешного проекта в истории отечественной музыки Андреем Разиным и узнал, почему ему так выгодна была критика, зачем ему нужны были беспризорники, и как Юра Шатунов превратился в сына Элвиса.

 

Какую роль вы отводите себе в русском шоу-бизнесе?

 

Я его основатель. И не только я так считаю, так считают все. Сама Примадонна сказала, что шоу-бизнес в России начался, когда на перрон Казанского вокзала ступили ноги этого колхозника. Когда ее спросили, что за колхозник, она сказала, что у нас один колхозник – Разин.

Если говорить откровенно, именно я придумал настоящее продюсирование. У меня был самый верный продюсерский подход, ведь я в первую очередь исходил не из творческих побуждений, а из рациональности. В 87-м году я создал некий комбинат с внутренней инфраструктурой и со своим положением, не входящим в противоречие с тогдашним законодательством. Я основал экспериментальную студию для одаренных детей-сирот, зарегистрировал ее, взял в соучредители министерство просвещения, выбрал специальный интернат и, используя связи с Горбачевым, выбил себе под это структурное подразделение дворец культуры на Открытом шоссе. Этот интернат был переименован в «Школу-студию для одаренных детей для круглогодичного проживания». После этого я проехался по Советскому союзу и набрал ребят из детских домов, с которыми и сделал свою собственную «фабрику», продюсерский центр. Из него и вышел Ласковый май.

Группа была создана за шесть месяцев. Именно столько времени понадобилось, чтобы подписать все 20 разрешений от всех инстанций: начиная с ЦК КПСС, заканчивая мэрией Москвы.

Таким образом, я решил главную задачу – ушел от тарификации за выступления, от ограничений по их количеству, от образования, от сдачи и необходимости утверждения программы. Артист в Советском Союзе давал не больше 20 концертов и получал за каждый от пяти до десяти рублей, и этот тариф утверждался персонально министром культуры и квалификационной комиссией, при этом артист обязан был иметь музыкальное образование, таким образом подтверждая свою квалификацию, а в это время мои артисты в возрасте от 10 до 15 лет, не зная ни одной ноты, зарабатывали 10-15 тысяч рублей за одно выступление. Единственной просьбой со стороны руководства министерства культуры было никому не показывать полученное мной постановление, кроме компетентных органов.

За восемь месяцев, благодаря железной дороге, мы раскрутили коллектив. Я, на деньги, взятые в долг, заказал вагон чистых кассет, и записал на них песни Ласкового мая. Снял небольшое помещение на Казанском вокзале, и три недели нанятые мной люди, предлагали всем без исключения начальникам поездов за небольшое вознаграждение взять коробку кассет и крутить песни моей группы в поезде, а тем кому песни нравились бесплатно дарить эту кассету.   Через три месяца мы начали гастролировать и зарабатывать деньги. Помню, первый звонок раздался из Казахстана: можете ли приехать к нам с концертом, я аккуратно уточнил по поводу гонорара – сошлись на 50% от кассы, а через три дня позвонили и сообщили, что все билеты проданы, и, мол, не могли бы вы задержаться и выступить на следующий день. Так началось наше триумфальное шествие по стране. В итоге, у меня получился самый массовый, денежный, грамотный и интересный проект в истории мировой шоу-индустрии. Ни Майкл Джексон, ни The Beatles, ни Элвис Пресли не продали за пять лет 47 млн билетов.

 

Существует мнение, что с появлением Ласкового мая музыка погрязла в хаосе: фонограммы, непрофессиональные музыканты, бесконечные клоны. Как следствие,  российский шоу-бизнес был отброшен на задворки мировой индустрии.

 

Это слова Артемия Троицкого и Юрия Филинова, которые они постоянно распространяли на протяжении тех шести лет, что Ласковый май гремел по стране. Никто из нормальных артистов не понимал, почему они выступают всего 20 раз в месяц, играют в филармонии и получают жалкие 300 рублей в месяц. В то время, как я зарабатывал на одном концерте десять тысяч, и при всем при этом мне удавалось действовать, минуя филармонию и ничего не выплачивая государству.

Разумеется, это был шок. У всех был резонный вопрос, как группа Ласковый май и Андрей Разин могут действовать подобными методами, почему государство позволяло им это делать. Все они в своих критических статьях начали давить на низкий уровень Ласкового мая. А между прочим, одним из моих самых удачных продюсерских ходов было эксплуатирование темы нашей непрофессиональности, для того, чтобы критики и звезды погрязли и захлебнулись в обсуждении неграмотности и пошлости музыки коллектива. Я делал все, лишь бы группа как можно бездарнее вышла на сцену, как можно хуже спела, чтобы она самым вызывающим образом повлияла на публику, чтобы все газеты сконцентрировали именно на обсуждении моей творческой натуры, но ни в коем случае не пытались разобраться с нашими финансовыми делами, не выводили меня на разговоры об антизаконных действиях и антизаконные поборы. Таким образом, я обманул всех, включая Троицкого, Пугачеву и Ротару, погрузив их в страшнейшую творческую полемику о том, что такое хорошо и что такое плохо, тем самым не допустив их к теме обсуждения моих финансовых дел.

В то же время, чем больше они критиковали нас, тем быстрее раскручивался Ласковый май. После каждой публикации все хотели посмотреть на этих бездарных мальчиков. Для меня любое отрицательное мнение было дороже хвалебного отзыва, которые вообще могли все испортить, ведь это критически могло сказаться на кассовых сборах. Поэтому я пригласил воспитанников детских домов, у которых нет ни отца, ни матери, и, как я всегда считал, совести. Они не должны были быть подвержены никакому мнению, были изолированы от газет, телевидения и общества, никаких закулисных фуршетов и общения с другими артистами. Музыканты находились под постоянной охраной численностью порядка 15 человек, которые обеспечивали их безопасность. Они видели только визжащую публику, которая их обожала, и знали только то, что доносил им я, и учителя, которые занимались их образованием. Поэтому все пять лет они считали, что они самые гениальные, несмотря на то, что не знают ни одной ноты. Вот это мое самое главное продюсерское достижение.

 

Другими словами, вы подтверждаете, что в основу вашего проекта лег бизнес-замысел, а не творчество?

 

Я не считаю, что человек получивший музыкальное образование, будет лучшим артистом, чем тот, кто пришел из художественной самодеятельности. Вы можете проверить: Юра Шатунов собрал 17 аншлагов в «Олимпийском», а Володя Пресняков - ни одного. При этом Володя был выходцем из талантливой семьи, и у него было очень хорошее образование. Но это все не важно. Имеет значение, повторюсь, лишь правильный продюсерский подход.

Я никогда, повторюсь, никогда не искал артиста по вокальным данным, меня интересовала только внешность артиста. С тем же самым Юрием Шатуновым какая была история. Есть мнение, что меня переклинило от того, что я услышал, как он пел «Белые розы», но это не так. Меня переклинило от его внешности, от схожести с очень популярным в 85-м году Элвисом Пресли. Поэтому мне пришла в голову идея распространить историю о том, что он внебрачный сын Элвиса. Что его в 73-м году родила и бросила в роддоме русская девушка, которая училась в Америке и уехала обратно жить в Штаты. Об этом впервые написал журнал «Смена», которому я рассказал историю о том, что известный продюсер Борис Левин попросил меня найти сына Элвиса Пресли. Потом эта публикация позволила нам надавить на чиновников, отказывавшихся выдавать разрешение на выезд Юрия Шатунова в Америку. Эта легенда у меня срабатывала и дальше.

Поэтому меня в первую очередь интересовала история артиста, а не его голос. Если продюсер ведется на голос или творчество, то это провальный проект. Если же придуман план захвата шоу-бизнеса, если продюсер ищет интересную, приключенческую, возможно несуразную историю, и только потом добавляет творчество, то этот проект будет будет успешно существовать много лет. А сам талант никого не должен интересовать. Однажды мой директор Рашид Дайрабаев, церствие ему небесное, повелся на голос Баскова. Я ему сразу сказал: «Рашид, не связывайся с этим колхозником пока не придумаешь ему какую-то жизнь. Нельзя выставлять просто голос, пусть даже, если ты нашел продюсера с мешком денег». Но Рашид решил, что голоса и харизмы будет достаточно. В итоге он остался у разбитого корыта. Басков до сих пор не имеет жилья, концерты не собирает, из Большого театра его выгнали, и сверхбогатым человеком он не является. А Рашид отдал ему десять лет жизни, и эта ошибка привела его к смерти.

Это, между прочим, часто случается с нашими недальновидными продюсерами. Они должны быть комбинаторами, должны придумывать истории. Я горжусь тем, что никто из ныне существующих продюсеров не приблизился к обьему моего успеха, включая Айзеншписа, Алибасова и всех остальных, потому что тот проект, который я делал тогда и делаю сейчас, занял всю мою жизнь, он будет жить еще долго, даже после моей смерти. Уже 25 лет, достаточно большое количество людей живет на том, что когда-то придумал я. Этого хватит и нам до старости, и еще нашим детям останется. Вот так, однажды придуманная гениальная идея может работать на тебя десятки лет. Вдохновение может прийти хоть во сне, хоть с бодуна, более того, именно с похмелья получаются самые интересные легенды. (улыбается)

 

Что в вашей деятельности имело ключевое значение? Авантюризм? Ведь и тогда существовали устоявшиеся понятия и правила в индустрии, которым вы пошли наперекор?

 

Если разложить мое продюсерство по полочкам, то главное – это материально-техническая база, мой статус супербогатого и суперуспешного человека в обществе. Все это обьясняли только одним – тем, что я племянник Горбачева, это обеспечивало мне неприкасаемое положение в среде артистов. На втором месте – правильно собранная документация, позволяющая обойти уголовный кодекс, по которому за мою деятельность тогда был предусмотрен срок от десяти лет тюрьмы, тарификацию и ограничения, связанные с количеством концертов. Творчество занимало где-то 20 % в моей жизни. Все это я придумал в 23 года, а осуществил в 24. Как можно себя после всего этого назвать? Конечно же, продюсер столетия.

 

Мне важно было, чтобы все было сделано нестандартно. Я старался создать нечто такое, о чем будут говорить во всех подъездах, во всех автобусах, что-то, что отвлекало бы наш голодный советский народ от мыслей о выживании. Поэтому все мои усилия и организаторский талант  были брошены на формирование образа Ласкового мая, прежде всего морального. Этот образ я, к слову, никогда не «обелял», мне нужна была исключительно негативная слава: слухи, сплетни, скандалы, именно в этом залог успеха группы,  у беспризорников не может быть положительного имиджа

 

Стоит ли тогда оценивать ваш вклад именно в музыкальную культуру России.

 

Честно — нет. Зачем мне вам врать. Меня убивает, когда все наши продюсеры кричат, что они внесли вклад. А вот у меня нет никакого вклада в культуру. Я — продюсер массового психоза и массовой любви. Называть «Белые розы» культурой нации точно не стоит.

Но, знаете, однажды я видел репортаж о том, как Виктор Бут, будучи в тюрьме в Таиланде встречался со своими родственниками. И через шум и гам я расслышал, что Витя просил принести ему в камеру. В этом крике, в кандалах, в алой рубашке, он кричал: «Принесите Ласковый май». В тот момент я впервые в жизни немножко загордился. Я понял, что я сделал что-то стоящее, раз даже человек, которому грозит пожизненное заключение, или даже смертная казнь, в первую очередь просит Ласковый май.

Или, например, Михаил Ходорковский сказал как-то раз, что единственное, что ему нравится в тюрьме, это то, что там есть молельная комната, куда приходит батюшка, с которым можно поговорить и отвлечься. А еще ему нравилось, что семь раз в день по лагерному радио крутили Ласковый май. Когда смотришь такие интервью, становится сложнее ответить на вопрос о моем взносе в русскую культуру, в русскую душу. Я знаю, что когда я умру, обо мне буду снимать фильмы. Я создал психологическую помощь людям, которая возвращает их в молодость. Но это не культурное достояние, которое можно занести в учебники. В отличие, кстати, от The Beatles, которые хоть и были не такими популярными, как Ласковый май, но являются культурным достоянием для всех без исключения государств, включая такие отсталые регионы, как, например, республика Тува.

Кстати, вспоминаю историю на эту же тему. Однажды я в передаче «К барьеру» встретился с Александром Градским. Владимир Соловьев меня тогда очень коротко представил: «Перед вами человек, придумавший фанеру». На что Градский сказал, что перед нами стоит не просто отец фанеры, а человек, которому мы все - профессионалы, артисты, достояние страны - должны поклониться в ноги и сказать: «Придите и помогите нам». Еще он признался, что если бы у него был такой администратор, то его знали бы во всем мире, а не только в Союзе. То же самое говорила Лолита, только с матом. Вот, о чем должен золотыми буквами писать ваш журнал, он должен кричать о том, что продюсер должен быть талантливым организатором, и никем больше.

 

Вы первый, кто показал, как нужно правильно монетизировать артиста, вы заработали огромные деньги, однако Ласковый май не отметились дорогими клипами и грандиозными шоу. Куда уходили эти деньги?

 

Мы действительно не делали больших вложений. Дело в том, что нам это не нужно было, само понятие «шоу» для нас притупилось, оно у нас было каждый день. В одном «Олимпийском» мы с Шатуновым давали по 17 концертов в год. Ни одна звезда к нам не приблизилась по количеству концертов. Алла Пугачева со всей обоймой советской эстрады собирала 13 аншлагов в год, а мы с Шатуновым - 17.

Все продюсеры мира измеряют успех артиста деньгами – проданными дисками и сборами с концертов. Мне, например, сложно представить, что группа The Beatles в городе Лондоне могла бы дать 49 аншлаговых концертов за пять лет в залах вместительностью 20 тысяч человек. Все мировые рекорды принадлежат Ласковому маю: и по количеству концертов, и по количеству коллективов-двойников (их у меня было 67 по всему Союзу). Я уверен, что ни тогда, ни сейчас, ни в ближайшем будущем, ни одна русская группа даже близко не подберется к нашим рекордам.

А что касается финансов, то артисты у меня получали по 50 рублей за выступление, и это были огромные деньги для них, остальное я тратил на себя. Деньги попросту некуда и не на что было тратить, в  те годы были жестокие ограничения по продаже жилья - не больше 60 квадратных метров. Машину можно было купить только с разрешения райкома партии. Но даже тогда, в 88-м году, я смог купить «Чайку», ЗИЛ правительственный, самолет ЯК-40, который до сих пор стоит в Минске. В те годы никто из артистов не летал на своем самолете и не ездил на собственной «Чайке» с номерами м7777, а я уже в 24 года  мог себе это свободно позволить.  Тогда все сегодняшние миллионеры были бедняками, а у меня был реальный миллион, на котором я мог спать. Поэтому я к деньгам привык, их у меня очень много и расстаюсь я с ними очень легко. Мне вообще не на что жаловаться, у меня счастливая жизнь, я пережил четыре реформы, которые многих свели в могилу. Деньги должны существовать для того, чтобы доставлять удовольствие, а не чтобы их накапливать на счетах и получать инфаркты. Поэтому я всегда жил в роскоши, в праздниках, с огромным количеством друзей. Так никогда не будет жить ни один президент, ни один монарх. В то время, когда средняя зарплата советского человека составляла 120 рублей в месяц, я зарабатывал 100 тыся рублей в день. И самое приятное, что моим артистам было от 12 до 15 лет, и им деньги были просто не нужны, поэтому я все  тратил на себя.

 

Возможны ли сейчас авантюры масштаба Ласкового мая?

 

Возможно, если им будет заниматься такой же человек, как и я. Но таких людей нет, поэтому у нас все тихо и мирно. Весь шоу-бизнес сейчас держится на корпоративах, небольших концертах и бандитах, которые отмывают деньги и эксплуатируют в свое удовольствие шансон. В нашей стране шоу-бизнеса закончился в 2000-м году.

 

Почему именно в 2000-м?

 

До этого года еще можно было наблюдать за появлением интересных проектов, того же t.A.T.u. Но после все прекратилось.

 

А какую музыку вы сами слушаете?

 

Я предпочитаю музыку диско. Донну Саммер очень люблю. Люблю хиты 70-х, раннюю Пугачеву, Муслима Магомаева. Из современных никого не слушаю, мне не интересно. В последние десять лет не появилось ни одного артиста, кассету которого я бы слушал. А вот диско — это музыка, которую я всегда любил, и которую я заложил в основу Ласкового мая.

 

У вас есть друзья в шоу-бизнесе, которые с вами прошли сквозь время и не предали вас?

 

Есть. Это Рашид Дайрабаев и Аркадий Кудряшов, директор Юры Шатунова. Это мой костяк, это те ребята, которые все 25 лет ни в одном вопросе меня не подставили и не обокрали, не кинули. Это очень важно, что я, имея всего двух заместителей, ни разу ими не был кинут, это тоже показатель правильно организованной работы. При этом, они оба известные и успешные продюсеры. Рашид раскрутил Баскова, Аркадий — Юру Шатунова. Я их считаю величайшими продюсерами, и горжусь тем, что они мои ученики.

А с остальными я просто не знаком, только на уровне рукопожатий. Ведь мы не работали со звездами, потому что мы все делали самостоятельно, нам не нужны были никакие прицепы, никакие разогревы.

 

Вы никогда не стеснялись называть имен. Вы могли бы сказать, кто вам сейчас портит жизнь?

 

Никогда у меня не было ни с кем проблем. Все знают, что со мной, юридически очень подкованным человеком, опасно связываться. Лера Кудрявцева чудом не села, на нее завели уголовное дело. Но ее бывший супруг, мой музыкант Сергей Оленюк, попросил не портить судьбу их сыну Жану, чтобы он мог не писать в анкете, что его мать судимая. Только это меня остановило, иначе она уже года три сидела бы в тюрьме.

 

Что в вашей жизни занимает наибольшее количество времени сейчас: шоу-бизнес, политика, семья?

 

Я равномерно все распределил. У меня на все находится время. Самое главное, что должен делать человек моего уровня — раскладывать все по полочкам и обязательно рассчитывать все свое время. У меня, например, очень много домов. В течение года я распределяю поездки между ними так, чтобы все их посещать, чтобы жить на каждой своей собственности, а не просто держать ее. Я уже на автомате работаю, на автомате охватываю все, это уже в крови. А ведь я даю сто концертов в год: у меня вчера было выступление, сегодня, после интервью, буду играть в «Адмирале».

Мой секрет прост: я никогда в жизни не курил ни одной сигареты, не пью и не пробовал спиртное до 28 лет. Здоровье у меня отличное, никогда ничем не болел, давление у меня 120 на 80, сахар — 4 и 3, в норме. Один день в неделю голодаю, вторник держусь только на воде, потеря веса — полтора килограмма в месяц, так предписали врачи. В течение нескольких лет я выйду на нормальный вес - 90 кг - и буду наслаждаться жизнью.

Читать все новости по запросу: Андрей Разин

Рейтинг:
(голосов: 0)
Размещено:19-06-2013 - 19:40 Просмотров:2134 Комментарии:0
Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Реклама
Рекомендуем
ОКСАНА СЕРГИЕНКО – певица, автор песен, полуфиналистка проекта «Голос-3», актриса, дизайнер.
19-06-2015
ОКСАНА СЕРГИЕНКО – певица, автор песен, полуфиналистка проекта «Голос-3», актриса, дизайнер.
Эту певицу и ее уникальный голос запоминают с первого раза. Фирменный вокал, яркая индивидуальность, по-хорошему провокационный сценический образ. Она вызывает разные эмоции. Равнодушных нет –
Сингл “ALL OF ME” Джона Ледженда на вершине чарта BILLBOARD HOT 100 SINGLES
16-05-2014
Сингл “ALL OF ME” Джона Ледженда на вершине чарта BILLBOARD HOT 100 SINGLES
Трек “AllOfMe” девятикратного обладателя премии Грэмми  Джона Ледженда на этой неделе уверенно покорил вершину авторитетного чарта BillboardHot 100 Singles. Это третий сингл с 
БРИТНИ СПИРС И ИГГИ АЗАЛИА: ЖЕНСКИЙ ДЕСАНТ BILLBOARD
07-05-2015
БРИТНИ СПИРС И ИГГИ АЗАЛИА: ЖЕНСКИЙ ДЕСАНТ BILLBOARD
22 апреля было объявлено, что музыкальная суперзвезда Бритни Спирс вернется на мировую ТВ-сцену, чтобы исполнить свой новый сингл ”Pretty Girls” вместе с Игги Азалией на церемонии